За 3,5 года с "дивана" до ультрамарафона
Отчет о сверхмарафоне The Comrades 2017
Темная африканская ночь. Я стою в центре Дурбана в окружении тысяч других участников легендарного ультрамарафона Комрадс. Через несколько минут раздастся традиционное «Ку-ка-ре-ку!», прозвучит выстрел стартового пистолета и 20 000 безумцев начнут свой многочасовой забег по бесконечным холмам южно-африканской провинции Квазулу-Натал.
Вдруг все начинают петь местную народную песню Шошолоза — фактически неофициальный гимн ЮАР. Не знаю почему, но эта простая мелодия берет за душу, и я точно запомню эти незамысловатые слова надолго — «Иди вперед, иди вперед к тем горам, поезд из Южной Африки…»
Еще неделю назад я не представлял, есть ли жизнь после 42 километра бега. Год назад ультрамарафонец был для меня примерно как космонавт. А три с половиной года назад я вышел на первую беговую тренировку, еле-еле преодолев 3 километра.

Когда в прошлом году я регистрировался на Comrades — мне казалось, что до него еще очень далеко и как-то не совсем верилось в реалистичность задуманного. Но чем меньше месяцев оставалось до старта, тем больше вопросов и сомнений возникало в моей голове — смогу ли я, выдержу ли, достаточно ли готов для такого испытания. Особенно часто такие мысли приходили в голову при заходе в общий чат русских бегунов, зарегистрированных на Комрадс 2017. Там ребята делились какими-то безумными набегами, мощными тренировками, переживали из-за большого процента жира — 8% (я у себя замеров не делал, но прекрасно понимал, что у меня его намного больше). Тренер справедливо замечал, что не надо смотреть на других — у нас свои цели, и думать надо о своей подготовке и форме. Забегая вперед, скажу, что ребята из того чата большие молодцы — все финишировали с потрясающими результатами, которые мне даже не снились. Но для меня эта гонка была точно не с ними, а с самим собой.

Про Комрадс я услышал от своего тренера Александра Жукова, он пробежал эту гонку два года назад и сказал, что ничего лучше просто нет, и я должен это испытать. А ему есть с чем сравнивать, за плечами Александра много десятков самых разных триатлонных и беговых стартов.

Комрадс проходит в долине 1000 холмов. При подлете к Дурбану я эти холмы наблюдал через иллюминатор самолета:
Ощущение праздника появилось еще в аэропорту. Большинство людей, прилетевших в Дурбан, явно были либо участниками, либо болельщиками самого грандиозного забега. Пограничник на паспортном контроле глянул на меня, спросил: «Comrades?», и после моего «Yeah» быстро поставил штамп в паспорт с улыбкой и словами «Good luck!».
Вообще из 20 тысяч зарегистрированных на гонку иностранцев всего около тысячи, остальные — жители ЮАР.
Про Комрадс можно рассказывать долго, но существует немало отчетов, да и википедии можно узнать все подробности на странице ru.wikipedia.org/wiki/The_Comrades
Поэтому я ограничусь лишь тем, что скажу что в этом году мы бежали 87 километров вверх с набором высоты 1800 метров.

Профиль трассы выглядит вот так:
К участию допускаются лишь те, кто могут подтвердить что пробежали марафон с определенным результатом. В зависимости от времени, показанном на марафоне, участники на старте располагаются в разных кластерах. Я со своим скромным результатом в 3:37 оказался в кластере С, это примерно середина стартовой зоны. После песни Шошолоза и петушиного крика все радостно начали забег:
Почти сразу после старта начались постоянные горки. Главный наказ тренера был НЕ спешить первые километры. А Леонид Швецов (наш легендарный спортсмен и тренер, действующий рекордсмен Комрадс) написал мне перед стартом, что первые 30 километров — это фактически разминка, «врабатывание» в бег. Я так и сделал, и не спеша и с удовольствием легко бежал с темпом около 7 мин/км, что для меня в гору совсем неплохо, но и не было тяжело. Проблемы начались там, где я их совсем не ждал. После 20-го километра при попытке поесть на ходу организм отказался принимать пищу, меня начало тошнить. Не буду описывать здесь все подробности, скажу лишь, что оставшиеся 67 километров меня рвало и все взятые с собой гели я донес до финиша нетронутыми (не выкидывал, все надеялся, что будет лучше). До самого финиша мог пить только воду и кока-колу. Вообще кола — удивительный напиток. В обычной жизни я его не пью вообще, но на длинных беговых гонках ничего лучше, по-моему, еще не придумали. Короче, бежать было совсем непросто, пришлось сделать большое количество незапланированных остановок и забыть про все планы и мечты о хорошем результате. На самом деле, у меня уже второй раз проблемы с питанием на гонке, определенные выводы мы с тренером сделали, надеюсь, что в будущем все будет хорошо.

Несмотря на не самое лучшее состояние, я старался наслаждаться забегом. После того, как взошло солнце, на вершинах холмов нам открывались очень красивые виды. Иногда я их даже фотографировал на бегу:

На Комрадсе, в отличие от большинства других забегов, на участниках должно быть два номера — на груди и на спине. Это оказалось очень удобно для общения — номера очень информативны, можно понять, сколько Комрадсов уже сделано, местный ли бегун или иностранец, и вся эта информация дает повод для начала разговора. Меня, например, постоянно спрашивали, откуда я, радовались, что из России, расспрашивали про Москву и говорили спасибо, что приехал. Я, видя опытных бегунов с зелеными номерами, спрашивал у них про предстоящий рельеф, про населенные пункты, которые мы пробегали, и просто выражал восхищение их опытом. Вообще все участники очень общительны и доброжелательны. Я успел со многими познакомиться. Например, с Sidy Diallo — он пробежал 152 марафона и ультрамарафона, из них 48 за один год — в 2013 году. Часто бегает босиком, этот Комрадс не был исключением. Говорит, что очень полюбил Москву после участия в Московском марафоне и обязательно приедет еще.
И, конечно, особого упоминания заслуживают зрители. Говорят, что их несколько миллионов. Не знаю, так ли это, но за все 87 километров участков без людей вдоль дороги практически нет. Где-то  зрители просто стоят и подбадривают бегунов, где-то поют и танцуют, где-то жарят шашлыки и пьют пиво, развалившись в шезлонгах, а в некоторых особых местах все получают особый заряд энергии. Например, на второй половине дистанции в одном из городков на трассу выходят дети-инвалиды из местного интерната. Некоторые сидят в колясках, другие стоят, протягивают руки и поддерживают бегунов. Я постарался пожать руку каждому, и побежал после этой трогательной встречи гораздо быстрее — как-то невозможно становится жалеть себя и думать о боли, глядя на мужество этих ребятишек.


Меня многие спрашивают, о чем я думаю во время такого длительного забега. Мне трудно ответить на этот вопрос. Кажется, что я размышлял обо всем на свете — близких мне людях, работе, планах на жизнь. А иногда мне казалось что бег на такую дистанцию — это своего рода медитация, возможность отвлечься от всего шума и погрузиться в себя.

Помню, как после 45 километров я подумал, что осталось всего-лишь пробежать марафон, а такую дистанцию я уже бегал и знаю, что это не страшно. А уж когда оставалось километров 10 — это вообще показалось полной ерундой, несмотря на усталость.
Чем ближе к финишу, тем все больше людей вокруг бежали скрюченными от болей в спине и ногах. Некоторые падали от судорог в ногах. Всего, как я потом прочитал, около 400 человек обратились за медицинской помощью. Но, к счастью, никаких серьезных проблем за время гонки не случилось.

Когда до финиша оставалось километров 10, меня попросил о помощи местный бегун, у которого сильно заболела спина. Я понимал, что никакого хорошего времени мне ждать уже не приходится, а в лимит я вроде укладываюсь, и мы побежали вместе, он обнял меня за шею и буквально повис на мне. Так мы преодолели несколько километров, потом он остановился и сказал, что попробует передохнуть и найти новую подмогу. А я уже начал волноваться из-за лимита и побежал к финишу.

Последние несколько километров дались совсем легко — после затяжного подъема Поли Шортс дорога пошла вниз, открылось второе (или десятое?) дыхание и последний этап я бежал с темпом около 5 мин/км.

Эмоции, которые захлестывают на финише, описать невозможно. Скажу лишь, что ради таких ощущений стоит потерпеть несколько часов боли и трудностей.

Я очень благодарен моему тренеру Александру Жукову за грамотную подготовку, за мотивацию и за профессионализм.

Спасибо легендарному Леониду Швецову за ценные рекомендации и теплые слова поддержки!

Спасибо всем моим друзьям и близким за то, что верили и поддерживали!

Я уже жду Comrades-2018 и надеюсь хорошо к нему подготовиться и удачно выступить.

P. S. Я посвятил этот забег своему папе, которого не стало полгода назад. Мы с ним обсуждали Комрадс и нам обоим казалось чем-то невероятным финишировать на нем.
Я бежал с папиной фотографией на груди и когда мне было особенно тяжело, я смотрел на фото и думал, что просто не имею права сойти с дистанции. Папа, мы сделали это! И спасибо тебе за всё…